Россия и Казахстан включены в биометрическую программу

С 19 ноября 2018 года австралийские центры сбора биометрических данных (ABCC) начнут собирать биометрические данные у заявителей, которые находятся в России или Казахстане во время подачи визового заявления за исключением случаев, когда они освобождаются от выполнения данного требования в соответствии с политикой правительства Австралии.
Согласно пресс-релизу Министерства внутренних дел, лицам, подающим заявления с 19 ноября, отправляется письмо с приглашением посетить ABCC для сдачи биометрических данных. Заявителям необходимо связаться с локальным центром ABCC для записи на приём.
https://immi.homeaffairs.gov.au/news-media/archive/article?itemId=50
Процесс сбора биометрических данных:
Процесс включает в себя сбор дополнительных данных от заявителя. Эти данные, как правило, не требуются в качестве части визовой заявки за исключением случаев, когда они в явной форме запрашиваются Департаментом.
Если вы обращаетесь за визой в Австралию и являетесь гражданином России, Казахстана или другой страны, указанной в списке программы, Департамент запрашивает следующую информацию:
• фотография вашего лица, снятая на цифровую камеру
• скан отпечатков 10 пальцев с помощью цифрового сканера
Заявитель должен обратиться в центр в сопровождении одного из родителей или опекуна, если он:
• младше 16 лет
• не способен понимать значение сбора биометрических данных
Детей до 5 лет будет необходимо только сфотографировать, отпечатки пальцев не требуются.
Правительство Австралии использует биометрию по следующим причинам:
• защита от мошенничества с идентификацией
• поездка в Австралию становится безопаснее
• безопасность австралийских границ
В некоторых случаях, когда заявитель приезжает в Австралию, пограничные службы могут сверить ваши биометрические данные с сохраненными, чтобы подтвердить вашу личность.
Министерство внутренних дел может сверить ваши биометрические в других австралийских или международных агентствах, чтобы проверить:
• идентичность
• криминальную историю
• статус защиты
Сейчас в биометрическую программу включены следующие визовые подклассы:
100 – Partner
101 – Child
102 – Adoption
114 – Aged Dependent Relative
115 – Remaining Relative
116 – Carer
117 – Orphan Relative
Гостевая и другие временные визы
400 – Temporary Work (Short Stay Specialist)
403 – Temporary Work (International Relations) – Government Agreement, Foreign Government, Domestic Worker (Diplomatic/Consular), and Privileges and Immunities streams
408 – Temporary Activity – Invited Participant, Australian Government endorsed event, exchange, sport, religious worker, domestic worker (executive) and research activity types
417 – Working Holiday
457 – Business (Long Stay)
462 – Work and Holiday
482 – Temporary Skill Shortage
600 – Visitor Visa
601 – Electronic Travel Authority (if not applied for electronically)
602 – Medical Treatment
771 – Transit
Временные семейные визы
300 – Prospective Marriage
309 – Partner (Provisional)
445 – Dependent Child
461 – New Zealand Citizen Family Relationship (Temporary)
Студенческие визы
500 – Student
590 – Student Guardian
Прочие визы
У заявителей по следующим визовым подклассам официальные службы могут запрашивать удостоверения личности после подачи заявления:
200 – Refugee
201 – In-country Special Humanitarian
202 – Global Special Humanitarian
203 – Emergency Rescue
204 – Woman at Risk

Австралийская иммиграция: новым мигрантам, возможно, придется селиться в регионах


Правительство Австралии обнародовало предложение обязать мигрантов селиться в регионах за пределами Сиднея и Мельбурна.
Эта политика направлена ​​на то, чтобы облегчить нагрузку на два крупнейших города Австралии, одновременно давая развитие регионам, заявил во вторник министр по делам народонаселения Алан Тадж.
По его словам, правительство может ввести новые визовые условия, ограничивающие возможные места проживания мигрантов сроком до пяти лет.
Однако некоторые эксперты сомневаются в том, что эта идея может быть оправдана и позволит достичь поставленной цели.
Почему в Австралии это обсуждают?
В настоящее время около 2/5 от общего числа населения, а это 25 миллионов человек, живут в Сиднее и Мельбурне.
Хотя уровень прироста населения Австралии составляет 77-е место в мире, по данным Всемирного банка, он очень высок среди стран ОЭСР - в прошлом году он вырос на 1,6%.
По словам правительства, рост обусловлен в основном миграцией, причем большинство людей селятся в Мельбурне, Сиднее и в юго-восточном Квинсленде.
Это способствует проблемам перегруженности инфраструктуры, к 2030 году ожидается, что население Мельбурна и Сиднея превысит восемь миллионов человек.
Что говорит правительство?
«Направление даже небольшого числа новых мигрантов в регионы может значительно снизить нагрузку на наши большие города», - сказал г-н Тадж в своей речи во вторник.
Предложение на данном этапе не имеет конкретики, но визы могут получить «географическое ограничение ... по крайней мере на несколько лет».
Также будут предлагаться и соответствующие стимулы в надежде, что мигранты останутся в регионах на постоянной основе, уточнил Тадж.
По его словам, такие ограничения не будут распространяться на мигрантов по программам воссоединения семьи или на визы, спонсируемые работодателем.
Оппозиция партии лейбористов заявила, что идею следует рассмотреть, но вызывает озабоченность недостаток детальной информации.
Будут ли ограничения работать?
Эксперты по вопросам иммиграции и народонаселения сообщают, что такие меры не обязательно уменьшат нагрузку на города.
«Есть веские аргументы в пользу того, чтобы правительство перенаправляло новых мигрантов в буш ... но для них должно быть достаточное количество рабочих мест, и это - ахиллесова пята всей идеи», - считает профессор Технологического университета Джок Коллинз.
Профессор Питер Макдональд, демограф из университета Мельбурна, сказал, что этот вопрос выходит за рамки проблемы миграции.
«В Австралии рост населения опережает рост инфраструктуры - мы не спешили внедрять соответствующие системы, такие как сети общественного транспорта, необходимые для крупных городов».
По словам профессора Коллинза, исследования показали, что мигранты процветают в небольших общинах с высоким уровнем занятости.
«Большинству из них действительно нравится жить в буше и они ​​говорят, что получают там теплый прием», - сказал он.

Выбран новый премьер-министр Австралии


Правящая Либеральная партия Австралии выбрала нового лидера, Скотта Моррисона, который занял должность премьер-министра. Моррисон, ранее бывший казначеем страны и приверженцем жесткой миграционной политики, приходит на смену Малкольму Тернбуллу.
  Этот пост в Австралии за последние десять лет занимали уже шесть человек, и ни один премьер-министр не проработал полный срок. Эти перемены в последнее время связаны с внутренней политикой правящей партии.
  Атака на позиции Тернбулла состоялась за его политику в области энергетики. Он предложил сократить выбросы углекислого газа в соответствии с парижским соглашением о климате, но другие члены консервативной правящей коалиции заставили его отказаться от этого предложения, что в конечном счете поставило под вопрос его руководство.
Отчасти эти изменения на посту имеют отношение к партийным правилам. До недавнего времени обе партии разрешали избранным членам парламента отклонять кандидатуру лидера партии. В результате бывший премьер-министр от партии лейбористов Кевин Радд дважды менялся местами с Джулией Гиллард в течение трех лет.
Когда Радд снова занял свой пост в 2013 году, лейбористская партия установила новые правила, требующие, чтобы более широкая часть партийных представителей голосовала за изменения.
  Тернбулл оставляет Моррисона и либеральную партию с прощальным подарком: он заявил, что уходит со своего места в парламенте, а до-выборы могут передать освободившееся место оппозиционной лейбористской партии.
Скотт Моррисон, заявил, что его команда «нового поколения» «начнет процесс исцеления».
«Я знаю, что эта команда может добиться экономики, которая нам необходима, безопасности, которая нам необходима, и единства, которое нам необходимо», - сказал он.
  Назначения в кабинете министров включают в себя  как новичков, а также продолжающих работу министров.
Наиболее значимые изменения в кабинете связаны с отношением Австралии к миру. 62-летняя Джули Бишоп, авторитетный министр иностранных дел при премьере Тернбулле, подала в отставку перед заявлением г-на Моррисона. Новый премьер сменил ее 54-летней Марисой Пейн, которая в последнее время занимала пост министра обороны.
Алан Тудж, 47 лет, становится министром по городской инфраструктуре и народонаселению, его должность новый премьер-министр назвал «министром «по борьбе с перегрузками», поскольку Австралия стремится управлять ростом населения в своих городах.
Министерства энергетики и охраны окружающей среды также реорганизуется. Они управлялись одним министерством под руководством Джоша Фриденберга, который получил повышение и стал заместителем г-на Моррисона.
Ангус Тейлор становится министром энергетики, а Мелисса Прайс - министром охраны окружающей среды.

Рост населения стал предметом обсуждения


В августе население Австралии достигнет 25 миллионов, а сенатор Либеральной партии Дин Смит инициирует обсуждение того, как инфраструктура страны будет соответствовать этому росту.

Сенатор Западной Австралии предложил парламентскому комитету выработать решение того, как Австралия может справиться с быстрым ростом населения.

«Вопросы народонаселения более широки, чем проблемы иммиграции. Куда бы вы ни поехали по стране, везде можно заметить различные виды демографических проблем», — сказал он в интервью местной прессе. «В регионах можно отметить, что возможности роста населения малы, в том время как в крупнейших городах существует реальная проблема перегруженности и дефицита инфраструктуры».

Первоначальные прогнозы говорили о том, что размер населения не превысит отметки в 25 миллионов до 2042 года. Всего семь лет назад дата была пересмотрена и изменена на 2027 год.
«Таким образом, если будущие прогнозы роста населения будут неточными … как это сможет повлиять на решения в области инфраструктуры, трудоустройства, которые наша страна может принять?», задаётся вопросом сенатор.

Кроме рассмотрения того, как лучше планировать развитие инфраструктуры, сенатор Смит хочет изучить ежегодный приток мигрантов.
Премьер-министр Малкольм Тернбулл согласился обсудить с сенатором идею создания парламентского комитета, но сообщил, что миграционная программа и так уже жестко контролируется.
Министр внутренних дел Питер Даттон недавно признал, что нынешняя квота в размере 190 000 человек в год регулярно обсуждалась в правительстве, причем Тони Эббот и сенатор партии One Nation Полин Хэнсон настаивали на снижении этой цифры.

В прошлом финансовом году число мигрантов, прибывших в Австралию, сократилось до 163 000 человек.
«Мы очень много работали, чтобы восстановить целостность миграционной программы… мы прислушивались к мнению общества», — заявил г-н Даттон.
Сенатор Смит сообщил, что поддерживает «умеренное» снижение миграции.
«Я думаю, что умеренность важна, потому что нам нужно время для паузы и размышлений, чтобы убедиться, что расчёты точны. И если это не так, давайте исправим это», — сказал он.

Лидер оппозиции Билл Шортен сказал, что обсудит идею сенатора Смита со своими коллегами из партии лейбористов, но предупредил о проблемах подхода, когда проблемы роста населения связывают исключительно с миграцией.

Сенатор Смит признал, что существуют проблемы с тем, как в настоящее время обсуждается проблема миграции и заявил о необходимости провести взвешенные, уважительные дебаты.
«Критическим моментом здесь является поддержка общественного доверия и одобрения преимуществ роста населения. Это важно, потому что мы хотим сохранить социальную сплоченность».
Смит хочет, чтобы регионы выиграли от роста населения.
Его самые большие опасения связаны с тем, где происходит этот рост.
«Мы знаем, что история народонаселения в нашей стране не была единой. Большая часть роста происходит в наших крупных городах», — сказал он.
Сенатор Смит говорит, что хотел бы, чтобы регионы выиграли от роста населения без связанных с этим проблем скученности и тесноты: «Как сенатору из Перта, мне интересно убедиться в том, что мы получаем выгоды от роста населения, не заплатив высокую цену, как это делают жители Мельбурна и Сиднея. Я хочу убедиться, что другие города имеют иммунитет от негативных последствий необузданного роста населения, которое плохо прогнозировано и плохо спланировано».

В Новом Южном Уэльсе по финансируемой программе с 2010 года почти 4000 человек переехали в крупнейшие города региона.

Председатель Evocities Кевин Мак заявил, что правительствам необходимо принимать непосредственное участие в эффективном распределении растущего населения: «Задача заключается в том, чтобы правительство задало себе вопрос:« Как мы можем привлечь людей к переезду в регионы?» Нам нужно доступное жилье, нам нужна целая инфраструктура в регионах для удовлетворения этого спроса».

Показатели миграции в Австралии самые низкие за 10 лет

http://immiau.ru/wp-content/uploads/2018/07/Reduce-300x248.jpg

Уровень миграции в стране не был таким низким с 2007 года, и это связано с тем, что Питер Даттон ведет борьбу с «мошенническими» заявками.


Уровень миграции в Австралию является самым низким за 10 лет в основном благодаря Питеру Даттону и тому, как Департамент внутренних дел расправился с «мошенническими» заявками мигрантов.


В прошлом финансовом году уровень миграции в стране снизился на 10 процентов, а квота на въезд уменьшилась на 21 000 человек.


Выступая в СМИ на прошлой неделе, министр внутренних дел сказал, что это снижение связано с «восстановлением целостности наших границ».


«Мы более внимательно изучаем поданные заявления. Удостоверяемся в том, что мы приглашаем лучших в нашу страну», — сказал г-н Даттон.


Г-н Даттон заявил, что большинство людей, чьи заявки отклоняют, предоставляет фальсифицированные данные. Некоторые, пытаясь получить доступ в Австралию, «завышают свою квалификацию» с помощью фальшивых документов.


Уровень иммиграции в страну не был так низок со времён работы премьер-министра Джона Говарда.


Приём в 2017/18 году сократилось до 162 417 человек, число отказов в визе увеличилось на 46 процентов, при этом число квалифицированных мигрантов сократилось более чем на 12 000 человек, а семейное направление сократилось на 15 процентов, до 47 732 виз.


«Я хочу убедиться, что мы тщательно изучаем каждое заявление, и таким образом мы принимаем лучших мигрантов», — сказал г-н Даттон.


«Людей, которые собираются работать, а не сидеть на государственных пособиях. Людей, которые будут интегрированы в наше сообщество».


Г-н Даттон заявил, что одна из областей, в которой Департамент внутренних дел принимал строгие меры — ложные отношения, а также обвинил правительство лейбористов в небрежном просмотре заявлений, чтобы выйти на ежегодный целевой показатель в размере 190 000 мигрантов.


«Мы хотим убедиться, в частности, что люди, приезжающие с помощью супружеской программы, находятся в законных отношениях», — сказал он.


Старший член партии лейбористов Энтони Альбанез согласен с г-ном Даттоном, сообщив, что правительство ужесточило систему.


«Конечно, хороший результат, если в системе сохраняется больше целостности», — сказал г-н Альбанез.


Несмотря на резкое падение показателей, г-н Даттон согласен с тем, что миграционная система Австралии по-прежнему «довольно щедра». «Мы открыты для многих людей. 65 миллионов человек в мире покинули место своего проживания. Наша страна построена на миграции. У нас были замечательные люди, которые приезжали в страну в течение длительного периода времени. Нам нужно многое сохранить. Множество ценностей, которым следуют мигранты. В конечном счете, помимо нашего коренного населения, мы все мигранты. Мы хотим убедиться, что мы получим лучших людей для своей страны, чтобы защитить наши ценности. И мы прислушиваемся к опасениям австралийцев.


Показатели депортации из Австралии также растут после того, как в 2014 году в Закон о миграции были внесены поправки, в соответствии с которыми все мигранты проходят «тест на характеристики», чтобы остаться в стране.


Поправка дала г-ну Даттону полномочия высылать всех, кого он считает риском для австралийского общества, и это привело к тысячам депортаций с декабря 2014 года.



http://immiau.ru/%d0%bf%d0%be%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d0%b8-%d0%bc%d0%b8%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%86%d0%b8%d0%b8-%d0%b2-%d0%b0%d0%b2%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%b8-%d1%81%d0%b0%d0%bc%d1%8b/

Новый пилотный визовый проект по привлечению ценных кадров в Австралию


Высококвалифицированные специалисты со всего мира получат новые возможности по переезду в Австралию в рамках новой пилотной программы правительства Global Talent Scheme.
С 1 июля все предприятия могут спонсировать высококвалифицированных и профильных специалистов, которые помогут развивать бизнес и создавать больше рабочих мест.

Проект будет действовать в течение 12 месяцев и предоставит предприятиям упорядоченный процесс по привлечению зарубежных специалистов, обладающих передовыми навыками, по которым отсутствует возможность использовать внутренний рынок труда.
Правительство консультировалось с промышленными предприятиями, сектором стартапов и ведущими высшими учебными заведениями, которые создали первоначальную схему проекта и будут предоставлять дополнительные рекомендации во время его хода.

Проект включает два направления: для уже работающего бизнеса и для стартапов.
Все предприятия, спонсирующие работников в Австралии в рамках данного проекта, должны продемонстрировать, что они не смогли найти подходящих специалистов на австралийском рынке труда.

Уровень иммиграции в Австралию падает по мере того, как сокращается количество рабочих виз


По итогам 2017-2018 годов количество мигрантов может снизиться на 25 000 человек от запланированного уровня.
Приём мигрантов в Австралии значительно сократится в этом финансовом году — возможно, на 25 000 человек ниже запланированного показателя в 190 000 человек, что обусловлено сокращением числа квалифицированных и спонсируемых рабочих виз.
Программа миграции поддерживалась на уровне 190 000 человек в год с 2012-2013 годов, но сократилась до 183 000 в прошлом финансовом году и уровень  снова упадет в этом.

Цифры, раскрытые в прогнозах сената и данных визовой статистики, говорят, что количество виз, выданных в 2017-2018 годах, может составить 165 000 — самый низкий показатель за семь лет. К концу апреля текущего года австралийское правительство выдало 138 086 постоянных виз, примерно две трети от этого количества — профессиональные визы, треть — семейные (за исключением гуманитарных виз, которые не включаются в статистику миграционной программы).

«Вероятно, это соответствует показателю прошлого года на это же время», — недавно заявила первый заместитель секретаря Департамента внутренних дел Кристин Дейси. Экстраполируя данные на весь отчетный год, заканчивающийся 30 июня, можно предположить, что всего будет выдано около 165 000 миграционных виз.

Цифры, полученные за первые шесть месяцев 2017-2018 финансового года, показывают 15-процентное сокращение количества выданных постоянных виз, с 92 477 до 78 190.

По сравнению с первыми шестью месяцами 2016-2017 финансового года, видно существенное падение количества виз большинства категорий, но особенно по квалифицированным независимым и спонсируемым рабочим визам. Количество спонсируемых виз сократилось с 22 843 до 16 047, что было обусловлено в основном изменением требований по визам 457 класса.
Количество квалифицированных независимых виз официально сократилось с 24 289 до 20 989. Это большое падение скрывает значительное изменение в визовой программе. Соглашение, заключенное между Канберрой и Веллингтоном, теперь позволяет некоторым новозеландцам, жившим и работавшим в Австралии в течение пяти лет, подавать заявку на постоянное проживание, а также открывает перспективу получения гражданства.

Вероятно, новозеландцы вытеснят тысячи других квалифицированных мигрантов, которым в противном случае могла бы быть предоставлена ​​постоянная виза. Цифры, опубликованные в апреле, показывают, что более 9 000 новозеландцев поспешили воспользоваться новой возможностью. Меньшее число мигрантов спонсируется государством, территориями и регионами, в то время показатель по визам Business innovation и Investment практически не изменился.

В сообщениях СМИ высказывались предположения о том, что кабинет министров в этом году обсуждал вопрос о снижении запланированного показателя миграции на 20 000 человек, но идея была отклонена. Министры отрицали, что эта цифра обсуждалась, или заявляли, что дебаты по поводу масштабов миграционной программы Австралии являются частью регулярных обсуждений в правительстве. Министр внутренних дел Питер Даттон сообщил, что правительство уже снижало и продолжит снижать число мигрантов в тех случаях, «когда мы считаем, что это в наших национальных интересах», ссылаясь на переполненность и недоступность жилья в городах. Но при этом он заявил, что поддерживает иммиграцию на нынешнем уровне.

Несмотря на проблемы забитых дорог, переполнения школ, больниц и другой инфраструктуры, цены на жилье, являющихся политически чувствительными для правительства, миграция ежегодно добавляет 1% к ВВП Австралии по данным казначейства, с учётом стареющего населения страны (мигранты, как правило, моложе среднего австралийца). За последние два десятилетия основной источник происхождения большинства мигрантов в Австралию сместился с Великобритании и Южной Африки на Китай и Индию.

В докладе Комиссии по производительности труда 2016 года прогнозировалось, что к 2060 году население Австралии достигнет 40 миллионов человек, и будет во многом определяться миграционной страны. В отсутствие официальной политики в области народонаселения иммиграционная политика Австралии является де-факто демографической политикой. Таким образом, иммиграция имеет широкие и долгосрочные последствия для экономики, общества и окружающей среды.

Время ожидания семейной визы занимает до 50 лет

Ограниченная квота и очень высокий спрос на некоторые семейные визы раздули срок ожидания до полувека.

Мигрант из Индии Пунет Миттал всегда хотел, чтобы его родители жили в Австралии с его семьей. В этом году он подал заявку на получение постоянной визы по программе неспонсируемых родительских виз для них. Но решение по визовому заявлению не будет принять до 2048 года.

Отцу Миттала уже почти семьдесят лет, а матери — за шестидесят. Им были предоставлены временные переходные визы,  по которым они могут оставаться в Австралии, но не могут получить доступ к программе Medicare до тех пор, пока не будет принято решение по их заявке.

Миттал считает, что период ожидания в течение трех десятилетий является «смешным».
«К моменту рассмотрения заявок моих родителей состояние их здоровья сильно ухудшится, и они могут быть признаны непригодными к получению визы по медицинским показателям», заявил он.
«Я уверен, что они не получат постоянного места жительства. Я обратился за визой просто для того, чтобы они избежали стресса и потери нервов из-за необходимости регулярно подавать заявление на повторную визу».

Недавно Департамент внутренних дел опубликовал информацию о текущем времени ожидания для некоторых семейных виз. В то время как заявки на получение родительских виз, вероятно, рассматриваются приблизительно 30 лет, временные рамки для обработки заявок на получение виз Aged Dependent Relative и Remaining Relative составляют «до 50 лет», согласно веб-сайту Департамента.

Эти заявки оцениваются по порядку размещения и помещаются в очередь.
После того как лимит мест на год исчерпывается, оставшиеся заявки ставятся в очередь для обработки в следующем году.

Согласно информации по планированию миграции, опубликованной Департаментом внутренних дел, будет предоставлено максимум 1500 родительских виз, 7175 родительских виз Contibutory Parent и 500 прочих, включая Remaining Relative и Aged Dependent Relative. Квота по прочим визам сократилась до 500 с 900 в прошлом году.

Поскольку ежегодное планирование миграции допускает лишь небольшое количество родительских виз, в то время как на них сильно растет спрос, это приводит к созданию огромной очереди, на ожидание в которой уйдут десятилетия.

Правительство рассматривает варианты удержания мигрантов в регионах


  В Австралии есть несколько виз, предназначенных для привлечения профессиональных мигрантов в регионы, но многие уезжают в города, как только получают постоянное место.

Правительство Тернбулла рассматривает изменения в программе региональных профессиональных виз, чтобы «привязать» мигрантов к сельским районам даже после того, как они обеспечили себе постоянное место в Австралии, сообщил министр межнациональных отношений Алан Тудж.

Министр сказал, что многие мигранты, которые были специально спонсированы на региональные рабочие места, позже покинули их и переехали в города, сохраняя проблему нехватки квалифицированных кадров в регионах.
«Если они приезжают для того, чтобы трудоустроиться в регионе, мы считаем, что можно обоснованно ожидать, что они останутся в этом регионе на определенное время», — сообщил г-н Тадж журналистам в Мельбурне. «Мы ищем варианты того, как мы можем эффективно закреплять людей на местах, если у них есть спонсорство для переезда в эти регионы».

В Австралии существует несколько визовых программ, специально предназначенных для тех, кто хочет работать в регионах, в том числе профессиональная региональная  Skilled Regional (887) и региональная спонсируемая миграция Regional Sponsored Migration Scheme (187).

В прошлом году из 184 000 мигрантов, получивших постоянные места в Австралии, в рамках этих программ места по региональным визам получили 12 000 человек. Эти визы требуют, чтобы заявитель работал в регионе в течение нескольких лет или спонсировался региональным работодателем, но они не заставляют мигранта оставаться в этом регионе после того, как условия визы были удовлетворены.

Г-н Тудж сказал, что правительство рассматривает эту проблему, но еще нет конкретного плана того, как «привязать» мигрантов в долгосрочной перспективе.
Глава департамента внутренних дел Майкл Пезулло заявил комитету Сената, что могут возникнуть юридические проблемы в долгосрочном ограничении свободы передвижения, но уточнил, что это не будет «роковой ошибкой или предметом беспокойства».

Член национальной партии и помощник министра по делам семьи Дэвид Гиллеспи сказал, что компании, которые спонсировали региональных мигрантов, очень разочаровывает тот факт, что в итоге это приводит к стремлению «умчаться со всех ног» в города.

Региональные работодатели часто чувствовали себя обманутыми, оплатив авиабилеты мигрантов, только для того, что они вскоре покинули этот регион.
«У нас есть свобода собраний, свобода слова и свобода передвижения», — сказал д-р Гиллеспи в интервью, «но остаётся кислой вкус от того, что кто-то спонсирует переезд мигранта, основываясь на том, что он собирается работать в региональном центре, а затем тот уезжает в город при первой возможности».
Д-р Гиллеспи не прокомментировал юридические возможности правительства, но привёл пример зарубежных врачей, которые часто приезжают на основании виз, которые связывают их биллинг в системе медицинского страхования Medicare с региональным центром на срок до 10 лет.